ID
965
PošiljateljMarica Strnad Cizerlj
Poslano izHarkov
Poslano v
Datum6. 3. 1900

Редакция изданiя торгово-промышленнаго собесѣдника

«Коммерческiй посредникъ юго-россiи».

Харьковъ, Екатеринославская ул., д. № 42, С. Воскресенскому.

6.(19.) марта 1900 года



Золото мое! Если бы я не знала, что весь мой трудъ напрасен, я бы Тебѣ начала признаваться в любви какъ прежде когда то въ старинѣ давной, но такъ какъ мнѣ хорошо извѣстно, что ты для меня потерянна, не хочу губить времени и бумаги, потому что это письмо обѣщаетъ сдѣлаться очень длиннымъ. Хорошо?

Цѣлую нѣделю приготовлялась уже писать Tебѣ, но часто говориться, что дело мастера боится, вот и такъ и теперь не могу вѣрно сказать, когда привезу это письмо до…адреса. Извини! Не только, что у меня слишкомъ много занятія, главна причина моего медленія именно это кто мой мо(..)цъ точно на дняхъ держитъ экзамен. Въ это самое время, когда я Тебѣ пишу и дозволяюсь любимое душевное развлеченіе, сидитъ онъ въ университетѣ за первую писменную работу. Дай Богъ счастья! Сейчас послѣ экзамена получитъ онъ тоже мѣсто и такимъ образомъ придетъ домой 15. июня и останемся до 15. августа (с страстной субботы начинаемъ также мы русскіе считать время по новому стилю). А теперь … скажешь мнѣ кудесникъ любимецъ боговъ, гдѣ начать и каким образомъ чтобы человѣкъ сохранить себѣ доброе мнѣніе Марицы! –

Вотъ, вотъ самый хорошій предмет! Моя душенка хорошо знаетъ, “pri čem da je”! Смотри, Марица и заботись об этомъ, что будеш каждый день много, много гулять. Понимаешь? Я не шучу! Только сидеть нельзя; можетъ быть, что Ты сама это знаешь, а я не могла не обратить Твоего вниманія на это. Мнѣ, слава богу, еще папироски… старая страсть! Но я кашляю и Саша бранитъ меня, если курю. А все таки…

Ты жалуешся, что Тебѣ не хочется душевной работы. Подожди и вѣрь на себя. Писатель – что такое въ родѣ нивы. И самая лучшая нива должна несколько въ нард(?), а потом урожай ея тѣмъ роскошнѣе и силнѣе! Ты спрашиваешь, как это, что я работаю. Подумай-ка, сердечко, сколь новыхъ, сильныхъ впечатленій двигаетъ мою душу съ тѣхъ поръ какъ я переменила свою жизнь! Жизнь! Развѣ можно называть жизнью мое прежнѣе прозябаніе в глухой деревнѣ? Я только теперь начинаю жить, Марица моя! Я чувствую воскресеніе моей души, но и теперь и веснѣетъ….иногда мои силы кипятъ, я чувствую, а настоящій срокъ еще не явился, но ничего онъ все таки придетъ въ свое время. На конецъ я и принужденна работать, пока нашое будущее не обезпеченно. Ахъ, какая я modra punica. Govorim kakor stare buklce! … Впрочемъ?…нѣсколько серьезничать… что думаешь? Ничего!

И. у 11. часов утромъ : Жребий брошенъ! оберсердечко и я уже написала прошеніе, что бы меня испытательный комитетъ Харьковскаго унверситета допуститъ къ экзамену въ теченіи марта месяца! Korajža velja!!! Хотя я еще не кончила свой студій, а все таки. Keck muss man haben, и если тоже провалюсь – ничего! Стоитъ только 10 рублей! Если мнѣ это удастся, потомъ я дѣйствительно родилась въ рубашкѣ. Ты знаешь, что народныя пословицы моя страсть, а вопреки тому я всегда противодѣйствую одной пословицѣ, именно той. Chi a tempo, non aspetti tempo и я осмѣливаюсь весь эта громадные предметы проглатывать въ теченіе одной или двухъ недѣль въ крайней нуждѣ, а если отложу экзаменъ до мая мѣсяца, потомъ не учусь, но только кокетничаю с книгой.

Что касается Хостника (и Льесковца!) не забудь, что я не мелочная, а если бы Ты жила въ чужом домѣ и бы хозяинъ тебя игнорировалъ и своей ненависти даже не стыдился передъ гостями, мнѣ кажется, что этого нельзя не замѣтить и проглотить. Вообще Хостникъ отказал намъ квартиру и все, но не мы отказались отъ его гостепріимства.

Впрочемъ надѣюсь Tебѣ когда нибудь все устно разсказать. Смотри, кто никто незванный не получит въ свой когть нашую переписку. Это былъ бы ужасъ. Прежде обѣ Марицы самыя лучшия враждебницы мужчинъ, а теперь! Господи помилуй!... Моя сатира «Синкр. таб.»!

Ты Марище, а я не могу не замѣтить как Звонъ нападаеть! Какой пустой! Говекаръ эксплуатирует Бјорнсона евангеліе аскетической любви, впрочемъ напоминаетъ онъ болѣе и болѣе о Золѣ , а еще лучше сказать о Paul de Cockѣ. Русскіе не пишутъ такъ!

Знаешь, что меня обижаетъ в Россіи? Ни одинъ человекъ – кромѣ выше образованных не понимаетъ, что мы Славяне, нетъ: мы Нѣмцы. И что значитъ Нѣмецъ здесь? Няни пугают дѣтей Нѣмцемъ. Дѣти издѣваются надъ Нѣмцами: Нѣмецъ перецъ колбаса – купил коня безъ хвоста и. пр. и пр, А всетаки – благодаря великой славянской небрежнности - успѣваетъ нѣмецкий интересъ в многихъ случаихъ вредя туземцемъ. Ахъ! Жаль Тебя, великая Русь! Какая суматоха в русских учебникахъ среднихъ заведеній ! Точно какъ у нас в народныхъ школахъ ! Географія н. пр. лежитъ передъ мною въ 36. изданіи. А это не признакъ и свидѣтельство, что она самая лучшая книга, это признакъ славянской незаботливости. И та богатый русскій язык! Надо ли такому великану выраженій какъ: масштабъ, ландшафтъ, остъ-Индія, лагеръ, етц. етц. Но это обстоятельство обѣщаетъ обратиться к лучшему и мой супругъ и я думаемъ участвовать съ своими силами в этом дѣлѣ.

2. Мая. Посмотри еще разъ, когда я начала это письмо и затѣмъ – когда я стала продолжать и…. ne huduj se radi mojega molka, kajti med tem časom sem strašno dvignila slavo slovenskega dekleta, kajti premagala sem mnogoglavega zmaja in okončila ekzamen na učiteljico nemškega jezika v ženskih gimnazijah in v manjših moških gimnazijah ako ni moške učne moči, a za ženske gimnazije sem usposobljena za vseh 8 разредовъ . Jutri grem po diplomi, a jeseni lahko stopim v rusko štatno službo. Sami univerzitetni profesori so me ekzamenovali. Sedaj končno, ako pomislim nazaj, se mi kar zvrti v glavi in jaz ne vem, ali sem tako modra punica, ali sem tako neumna, da sem vsled tega imela srečo! Eh, poganski nazori! Bog mi je pomagal in Marišče ubogo je znalo. Da, Bog, Bog! Marica, jaz sem iz dna duše pobožna, odkar sem pravoslavna. Tako nepopisno srečna sem, kar se tega tiče.

Kar se tiče vrnitve na rodino, še ne morem ničesar opredeliti, a možno, da čez teden, čez dva - Bog zna!

Marišče, Hostnik nama je stopro te dni odgovoril na dve naši pismi, kateri sva mu pisala iz Harkova - Dopisnico je pisal.

Kako se kaj imaš, dušče? Zdrava? Soprog? Oh, ti Slavjanka, Slavjanka! Pa le potuješ v Rim! Pridi rajši v Moskvù!... Veš, česa sem se nedavno domislila? Какъ мы разъ смѣялись въ [nečitljivo] Ты мнѣ именно разсказывала о какой то своей подругѣ, которая – я впрочемъ уже забыла – или тебя или кого другаго била по носѣ, думая, что «борется» пруссаками (тараканами). Смѣшно! +++

Draga moja Marica! Takrat ko sem v Harkovu prekinula to pismo (tam, kjer stoje 3 križi) pač nisem mislila, da bi je nadaljevala že … doma. Da, tukaj sem, Ti srčkano moje dekle, a k Tebi ne morem, pa ne morem na noben način. Prosim, daj si dopovedati! 1.) Bolna sem, zato sva s Šašo bolj spešila priti pred določenim rokom domov. 2) Vozila sva se 4 noči in tri dni z brzovlakom. Vsa razbita. 3.) Денегъ, чтобы возвратиться в Россію, у насъ даже нетъ. Мы подали прошеніе относительно того славянск. благ. обществу и если от этой стороны ничего не придетъ,…не знаю… что будетъ. 4.) Moje ljudi bi grozno bolelo srce, ako bi nameravala hoditi po svetu. Marica, le zamisli se v moje težavno položenje! Opešala sem vsled napornih studij и этой тревоги na duši u na telesu, jedva sem čakala, da pridem iz mestnega zidovja in sedaj je tu pri nas tako krasno, tako prelestno, da se ne morem ločiti! Travniki v najlepšem svetu, košnja bo skoro in ta aromatičen zrak, črešnje se že rdeče, ptički mi prepevajo okoli vseh vogalov od jutra do večera, Marišče! In moja genijalna neredoljubnost se podpira iz vseh strani, živim veš, [naslednji del pisma se ni ohranil]

Faksimile tega pisma še ni na voljo.